Пятилетие присоединения Крыма к России в Москве отметили праздничными гуляниями, которые затянулись на четыре дня и получили название фестиваль «Крымская весна». Кремль отправил сигнал в российскую периферию (за исключением Крыма), чтобы на празднике было как можно меньше политики.

Несистемные оппозиционеры до сих пор не могут успокоиться по поводу присоединения Крыма к России и считают его аннексированным.

Правда, их оппозиционный запал пошел на убыль.

14 марта этого года Правительство Российской Федерации шарахнуло крабом об стол. Кабинет министров одобрил законопроект о квотах на вылов краба.

Половину объемов квот оно предлагает продавать на аукционах.

Законопроект получил неофициальное название «Закон Шестакова».

Руководитель Федерального агентства по рыболовству (ФАР) Илья Шестаков, он же заместитель министра сельского хозяйства Российской Федерации, проснулся взорообращенным после серии разоблачительных репортажей и «документальных» фильмов, обрушившихся на зрителей центральных российских каналов в 2018 и 2019 годах.

Чиновник, предоставлявший сиротам развалины вместо квартир, признан невиновным

Судебная система Камчатки не перестает удивлять нас, мягко говоря, странными вердиктами. Продолжавшаяся почти два с половиной года тяжба – а иначе трудно назвать уголовный процесс по громкому делу о ветхих квартирах для детей-сирот, приобретенных муниципалитетом краевого центра – завершился шокирующей развязкой. Бывший руководитель департамента управления жилищным фондом администрации ПКГО 51-летний Владимир Марченко, обвинявшийся по первой части статьи 293 Уголовного кодекса РФ в халатности, повлекшей причинение крупного ущерба и существенное нарушение прав граждан, в начале нынешнего года был без особого шума полностью оправдан в апелляционной инстанции краевым судом.

Те, кто следил за этой скандальной историей, от которой за версту разит коррупцией, мягко говоря, изумлены такой гуманностью региональной Фемиды.

Напомним, 9 ноября 2018 года судья Петропавловск-Камчатского городского суда Андрей Бабарыкин, рассматривавший дело в первой инстанции, по совокупности «заслуг» приговорил господина Марченко всего лишь к 50-тысячному штрафу, но тут же, образно говоря, не отходя от кассы, освободил его от выплаты в связи с истечением срока давности. Этот срок составляет два года с момента преступного деяния, поскольку халатность не относится к категории тяжких преступлений.

Однако такой исход господина Марченко не удовлетворил. Он хотел полной реабилитации и обжаловал приговор в краевом суде. Там коллега господина Бабарыкина судья Олег Слободчиков пересмотрел дело и вообще не обнаружил в действиях Марченко состава преступления. Экс-чиновник, под руководством которого департамент управления жилищным фондом краевого центра облегчил городской бюджет более чем на четыре с половиной миллиона рублей, триумфально покинул скамью подсудимых.

О том, за что именно бывший чиновник, а в более далеком прошлом тыловик-снабженец, капитан первого ранга запаса Владимир Марченко угодил под суд, наша газета рассказывала не раз.

Вкратце напомним нашим читателям, как именно проходил процесс предоставления жилья выпускникам петропавловских детдомов, отправлявшимся после школы в самостоятельную взрослую жизнь.

Прокуратурой и следствием установлено, что в 2014 году Марченко заключил муниципальные контракты на приобретение в краевом центре квартир для формирования специализированного жилищного фонда для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Две квартиры стоимостью 2,29 миллиона рублей и 2,36 миллиона рублей были приобретены в многоквартирных домах, подлежащих один – сносу, а второй – сейсмоусилению.

В камчатской прокуратуре подчеркивали, что Марченко попал под суд потому, что именно его подпись стоит под документами, на основании которых продавцам жилых помещений перечислили деньги, а в квартиры с многочисленными нарушениями санитарных норм переселили детей-сирот.

«В квартирах наблюдаются отслоение обоев, вызванное протечками кровли, следы намокания, трещины и разрывы на стенах. Местами частично отсутствуют наличники. Межкомнатные двери имеют поверхностные трещины в местах сопряжения коробок со стенами. На балконах имеются множественные трещины остекления и рассыхание оконных переплетов», – это лишь часть претензий к приобретенной для сирот жилплощади, отмеченных в акте проверки, проведенной прокуратурой камчатской столицы.

Всего, согласно акту проверки, проведенной, напомню, в ноябре 2015 года мэрия приобрела и предоставила детям-сиротам 51 квартиру с дефицитом сейсмостойкости, нарушив как требования законодательства, так и условия муниципальных контрактов. Более того, техническая документация, экспертизы и отчеты об оценке рыночной стоимости по ряду приобретенных в 2014 году жилых помещений вообще не имеют информации о физическом износе.

Комиссию, которая в 2014 году занималась обследованием жилья, приобретаемого для сирот, возглавлял Сергей Смирнов (тогда заместитель председателя муниципального парламента, а ныне просто депутат гордумы ПКГО). Экспертизу в то время постоянно проводил индивидуальный предприниматель Руслан Харченко, которого департамент управления жилфондом мэрии с завидным постоянством нанимал для этой работы.

Впоследствии выяснилось, что межведомственная жилищно-техническая комиссия в большинстве случаев составляла свои заключения о признании жилых помещений пригодными для проживания без проведения обследования квартир, опираясь лишь на представленные документы. При этом выявлены случаи, когда список рассматриваемых документов был крайне ограничен и не позволял в полном объеме оценить соответствие жилья требуемым параметрам.

Например, однокомнатную квартиру на улице Беляева мэрия купила у частного лица за 2,29 миллиона рублей. Все требования к помещению были сформулированы в договоре с продавцом, причем главным из них была сейсмостойкость не менее девяти баллов. Эксперт Руслан Харченко завершил работу по исследованию жилплощади 25 октября 2014 года, а еще через два дня свой акт подписали члены комиссии под руководством Сергея Смирнова. Глядя на эти документы, трудно не схватиться за голову. Складывается впечатление, что все эти люди, наделенные жилищным департаментом городской администрации немалыми полномочиями, осматривали разные квартиры, причем перепутали адреса.

Господин Харченко, например, описывая объект экспертизы, углядел там совмещенный санузел, а господину Смирнову померещился раздельный. Взглянув на пол, эксперт понял, что там ламинат, а по периметру комнаты – пластмассовый плинтус. В свою очередь руководитель комиссии, в которую кроме него входили еще две чиновницы горадминистрации, решил, что видит перед собой ковролин.

В результате квартиру с физическим износом в 41 процент и дефицитом сейсмостойкости минимум в два балла передали Саше Григорьеву. При этом сейсмоусиление дома на Беляева, 5 к 2014 году уже было официально признано экономически нецелесообразным. Еще одна квартира в доме на улице Океанской, 119, имеющая значительный дефицит по сейсмостойкости, досталась Полине Росляковой.

В приговоре суда первой инстанции написано черным по белому: «Вина Марченко в том, что он совершил халатность, являясь должностным лицом при выполнении государственных полномочий Камчатского края по обеспечению детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилыми помещениями на территории ПКГО». Однако, согласно апелляционному приговору судьи Слободчикова, «выводы суда первой инстанции противоречат фактическим обстоятельствам».

В чем именно заключается данное противоречие? Ответ на этот вопрос тоже есть в апелляционном приговоре: «Установлено, что указанные квартиры пригодны для постоянного проживания, о чем свидетельствуют вступившие в законную силу решения судебных коллегий Магаданского областного суда от 24 октября 2017 года и Камчатского краевого суда от 19 февраля 2018 года, заключения строительно-технической экспертизы (той самой, которую, похоже, заочно проводил эксперт Харченко. – Ред.), показания эксперта Харченко в суде».

Тем, кто не знаком с предыдущими публикациями «Вестей» на эту тему, поясним: решения Магаданского и Камчатского судов, на которые ссылается судья Олег Слободчиков, вынесены по искам прокуратуры, требовавшей признать договоры купли-продажи на вторичном рынке квартир на Беляева и Океанской недействительными, вернуть жилища прежним собственникам, а с тех взыскать полученные ими деньги. Сделка по квартире на Беляева, 5 в итоге была дезавуирована, поскольку дом действительно является аварийным, а контракт по квартире на Океанской, 119 был оставлен в силе, ибо в аукционной документации требования к сейсмостойкости прописаны не были.

При этом внезапно выяснилось, что муниципальный контракт о приобретении негодной квартиры на улице Беляева подписывал вовсе не запасной каперанг Марченко, а его заместитель Татьяна Джура (затем покинувшая жилищный департамент одновременно с бывшим начальником). «Указанная квартира приобретена другим должностным лицом в рамках своих должностных обязанностей, – пишет в апелляционном приговоре судья Олег Слободчиков. – В связи с этим вывод суда первой инстанции о том, что Марченко совершил халатность, противоречат фактическим обстоятельствам дела».

Самое странное во всей этой истории, на наш взгляд, заключается в том, что обвинение бывшему начальнику городского жилищного департамента предъявлялось только в халатности. Уголовный кодекс РФ трактует ее как «неосторожную форму вины в виде легкомыслия или небрежности». Иными словами, выходит, что Марченко попросту чего-то беззаботно недосмотрел.

Так ли это на самом деле?

Своим апелляционным приговором, судья Олег Слободчиков фактически констатировал, что экс-глава жилищного департамента мэрии был образцово-показательным чиновником.

Своей вины Марченко не признал и до последнего утверждал, что добросовестно выполнял свои обязанности. Это красноречиво свидетельствует о том, что чиновник, отправлявший сирот в трущобы, так ничего и не понял. На допросах в суде Марченко твердил: ничего, дескать, не знаю, решение о покупке жилья принимала комиссия, договор подписывала Джура, а эксперта Харченко никто не просил фальсифицировать заключение строительно-технической экспертизы. В ходе рассмотрения апелляционной жалобы судья Слободчиков всему этому поверил.

На скамье подсудимых в итоге мы ни Джуры, ни Харченко, ни Смирнова не увидели. Они проходили по делу в качестве свидетелей. Однако без актов межведомственной комиссии за подписью Сергея Смирнова Владимир Марченко вообще не имел права подписывать постановлений о выделении конкретных квартир тем или иным детям-сиротам. Фактически эти два документа являют собой одно целое. Посещал ли вообще господин Смирнов квартиры, которые должна была обследовать возглавляемая им комиссия?

Если его там не было, а при подписании актов он поверил на слово рядовым членам комиссии, значит, господин Смирнов не выполнил свои обязанности, за что по справедливости должен был бы ответить. Если же он сознательно ввел Владимира Марченко в заблуждение, подсунув тому заведомо фальшивые документы, то тем более его место в суде было не среди свидетелей, а рядом с Марченко. Но если бы обвинение предъявили целой преступной группе, ни о какой халатности речи идти уже не могло. Ведь не могут же сразу несколько человек, сговорившись, проявить легкомыслие! Дело пришлось бы переквалифицировать на более тяжкую мошенническую статью, с соответствующим увеличением как срока давности, так и реальных тюремных сроков.

Де-юре Владимир Марченко, Сергей Смирнов, Татьяна Джура и Руслан Харченко считаются ни в чем не повинными законопослушными гражданами. Так решил суд. Являются ли они подлецами, поскольку обманывать сирот – подлость вдвойне? Об этом, уважаемые читатели, судите сами.

Олег ПОДШИВАЛОВ

Странные и прекрасные вещи происходят с каждым из нас ежедневно. Маленькие истории и значительные события влияют на нашу жизнь, наш характер, нашу судьбу. Ирландский философ, эстет, писатель, поэт Оскар Уайльд однажды сказал, что «…жизнь не делится на мелочи и важные вещи. В жизни все одинаково важно…». Рассказывая истории из своей жизни, мы делимся друг с другом своими воспоминаниями. Они бывают смешными и забавными, грустными и тяжелыми, но все равно остаются для нас важными. Газета «Вести» продолжает публикацию интересных историй из жизни простых людей нашей страны под общей рубрикой «Однажды…».

Однажды во дворе

Потеря работы всегда бывает некстати, но, когда я учился на последнем курсе института, для меня и моей семьи это была просто катастрофа.

Услышав приговор «мы в ваших услугах больше не нуждаемся», я вышел из мастерской и пошел слоняться по улицам в поисках нужных слов утешения для мамы, но никак не мог придумать, как преподнести эту горькую новость.

На улице была зима, снега в тот год выпало огромное количество, его не успевали убирать. Стояли крепкие морозы. По узким непрочищенным улочкам прохожие перемещались, будто восточные танцовщицы, покачивая бедрами, размахивая руками. Навстречу друг другу двигаться было просто невозможно, поэтому тротуары работали в режиме одностороннего движения, что раздражало еще больше, чем внезапно потерянная неперспективная, но приносящая хоть какой-то доход работа.

Через час скитаний я окончательно замерз.

Краткие новости

АБИТУРИЕНТУ 2019
19/03/2019

Следственным управлением Следственного комитета Российской Федерации по Камчатскому краю организован отбор граждан для поступления в образовательные организации Следственного комитета по программе специалитета «Правовое обеспечение национальной безопасности» с присвоением квалификации «юрист», уголовно-правовая специализация, обучение очное, срок обучения 5 лет. В о [ ... ]


УТВЕРЖДЕНО РАСПИСАНИЕ ЕГЭ-2019
19/03/2019

Расписание ЕГЭ-2019 официально утверждено Министерством просвещения и Рособрнадзором. Совместный приказ двух ведомств опубликован на официальном портале правовой информации. Так, досрочный этап ЕГЭ стартует уже 20 марта с географии и литературы. (Как правило, в нем участвуют выпускники прошлых лет, которым экзамен нужен для поступления в вуз.) Он продлится до 10 апреля. Основной  [ ... ]


СУД ПРИГОВОРИЛ
19/03/2019

В Петрозаводске прошло оглашение резолютивной части приговора шести обвиняемым по делу о трагедии на Сямозере. На скамье подсудимых находились экс-директор лагеря «Парк-отель «Сямозеро» Елена Решетова, ее заместитель Вадим Виноградов, бывший начальник карельского управления Роспотребнадзора Анатолий Коваленко, нынешний руководитель ведомства Людмила Котович, а также два  [ ... ]


ЗАЩИТИТЬ ЦИРКОВЫХ ЖИВОТНЫХ
19/03/2019

Разработаны правила по содержанию зверей в развлекательных учреждениях В конце прошлого года принят закон об ответственном обращении с животными. Один из его главных запретов – использование животных в цирках-шапито, в контактных зоопарках и в торгово-развлекательных центрах. По словам председателя комитета Госдумы по экологии и защите окружающей среды Владимира Бур [ ... ]


Еще статьи
Баннер

Радио онлайн


Новые коментарии

������.������� PR-CY.ru


Backstage at the Rockettes' Radio City Christmas Spectacular Sagan Rose : "This is our reindeer costume, which is how we start the show. This is the only costume that we get in our dressing rooms upstairs. All of these bells are hand-applied — everything is so custom, they do an amazing job for us. The leggings have an ombré effect. It's the smallest details that make the biggest difference." Raley Zofko: "It goes all the way down into our custom-designed LaDuca reindeer boot to look like a hoof of the reindeer. But our favorite part of this costume is our antlers. And — surprise surprise, I'm giving away a little story — they light up at the end [of the number], and we control that. We have a button that we press on a specific count, to specific music, on a specific step." Rose, left, and Zofko. pre bonded hairRacked: How much works goes into fitting each costume to each girl? Sagan Rose: "We start rehearsals at the end of September, and we usually have our fittings a couple weeks before that. But the costume shop is working tirelessly all year. They're so good about it, even if it's the littlest thing — they want to make it so custom and nice for us, because we do spend so much time in them and have so many shows. They want to make sure that we're comfortable. I've been doing the show for eight years now, so they keep my costumes for me year after year. But, you know, things change, bodies change. And if I ever come back and need alterations, it's very easy." Raley Zofko: "And stuff happens throughout the season because we're moving. We're athletes in our costumes. If something unravels, they instantly fix it either during the show or after the show. Everybody is just so on it and professional, and it's what makes the show run smoother." Sagan Rose

: "This is my personal favorite. I just feel kinda sassy, like a cliché Rockette. I t's all about the legs — the numbers starts just from our feet to the top of our skirts showing. So that's the focus of this costume. This is pretty close to the original version when they started the 12 Days of Christmas number here, which I want to say was about 10 years ago. It's so pretty with the lights and the colors and everybody in line together. So they really haven't had to change much." Raley Zofko: "The mesh is different because everyone's skin tone is different, so the wardrobe and costume department custom-dye it. And then we have our head pieces that we have to pin on, and then we do a bunch of head turns to make sure that those are bobby-pinned...after our seven and a half-minute minute tap number, we do kicks, which is pretty exhausting. Our show shoes actually have this battery-packed mic that goes in between the heel." Sagan Rose: "So all the taps are live. We get notes that are like, 'Make sure the heel sound on count is clearer, or sharper, or faster, or together.'" Racked: You'll go out in costume a lot for charity and publicity. Where are some of the fun places you go? remy hair extensionsRaley Zofko: "I got to do the New York Presbyterian children's hospitals last year and it was so wonderful to talk to the children that just need some holiday cheer and love. We literally had a dance party with them, so we danced with all of the kids in our costumes and they were looking at us like, 'Oh my gosh!'" Sagan Rose: "I think it's always fun to do the Macy's Day Thanksgiving Parade. That's when I first saw the Rockettes. I'm from Kentucky, and my grandmother brought my family up to New York when I was little and I was like, 'I want to do that one day.' The parade is a fun place to be in costume because it's a tradition to have us there, and you feel like it's a really big honor." Raley Zofko: "I have friends and family that come up just for the parade. I'm from Alabama, and they fly all the way up to sit in the stands to cheer on the Rockettes." Raley Zofko : "'Soldiers' is my favorite number because it's been in the show since its inception. I feel like I am part of history when I put this costume on. W e have the jacket, we have the pants, and we have the two and a half foot-high soldier hat.

Sagan Rose: "Liza Minnelli's father [Vincent] designed this, and he choreographed the number. And we do the same choreography, wear the same costume. It's really cool because you can see that Raley and I are not the same height — she is closer to the center because she's a taller girl, and I am on the very very end of the line. And when we line up we all want to seem that we are the same height, so they custom-make these jackets and pants to your height. My jacket might be a little shorter than hers so that everything matches in line." Raley Zofko: "These pants are foam pants. Because back in the day, when I started the show, they starched-pressed the pants. They stood up on their own — those were very intense." Sagan Rose: "You walk a little straighter, a little stiffer, and it's easier to perform the 'Parade of the Wooden Soldier' routine with the costume like that. And then we have our tap shoes and these round little fabric cheeks that we put on. We go through about 30,000 of those in a Christmas season. Some girls tape them to their cheeks, but I do Vaseline, because my cheeks are sensitive to the tape." Raley Zofko : "We actually get notes if our solider hat isn't straight up and down. What we do is we put their head up against the wall, so that it lines up so and the back of the hat is straight. If someone's hat is too tilted or too back, it could throw off the line completely. We'll get hat notes, like, 'Raley, your hat was a centimeter back!'" Racked: When you're going from a costume like '12 Days of Christmas' that's all about the legs to being completely covered up as a wooden soldier, what does that change in the way that you're dancing or the way that you're presenting yourself? Sagan Rose: "The costume department and the designers take into consideration what movement we're doing in each number. So I don't feel hindered because the movement is fit for this costume, and the costume is fit for the movement. In rehearsals, we rehearse for a month and a half without costumes, and you get used to that. Then you put on the costumes, and it changes the way you dance." Raley Zofko: "Along with what Sagan is saying, I feel like they take into consideration the simplicity of 'Soldiers' or the extravagance of '12 Days.' In 'Soldiers,' it's just about the formations and the history of the number, so they don't need that much movement. And '12 Days' is very in-your-face, and the costume is accordingly descriptive in that fashion." Raley Zofko : "This is the 78-second change that we were talking about. We have our dress and the coats — right here we have green stripes but there's also red stripes as well. There are so many pieces to it, and we have to get out of all of ['Soldiers'] and get to this, and it's just organized chaos." Sagan Rose: "But it's so organized that it's not chaos! Depending on where you are in the line, there's red and green dresses. This jacket has really simple snaps that really get us in and out, because the change is so fast getting into it and it's choreographed getting these off [on stage]. It could be a little stressful if it wasn't so easy. It's kind of fun because, you know, we're human, and there are wardrobe malfunctions. So if someone's having trouble getting out of their coat, because we do get sweaty and things stick to you... Raley Zofko: "We stand next to each other in this number, too. Which is so funny because I'm so tall and you're so..." perruques cheveux naturelsSagan Rose: "Short. You can say it." Raley Zofko: "You're not as tall as I am. We've had the 'take the jacket off!' emergencies where you're praying the girl behind you can hear you and help you remove it." Racked: Is this where these little guys belong, fastened on the jacket? Sagan Rose: "These are the earrings, and they're there for the changes. We put them on the collar just to make it easy. You know where everything is — I know where to reach for my earrings even when I'm not looking. This is my last step of getting dressed." Racked: Is there ever any issue with the heavy makeup? Are you ever getting something on and you just take your face off on your dress? Sagan Rose: "It happens. We're sweating, we're working hard, and it gets hot underneath those lights. So occasionally, there's white fur near our face and we do get makeup on them, but wardrobe can handle something like that in a snap and by the next show it's clean." Sagan Rose : "So we go from glamorous, sparkly, sassy

Rockettes to this." Raley Zofko: "This is such a crowd pleaser, actually. This is one of my favorite numbers to perform, too. We get to go through the audience this year, which is so cool because we're dancing and stepping all jolly and you get to look at an audience member right in the face and say 'So be good, for goodness sake!' And some of them are freaked out, and some of them love it. This costume is awesome." Sagan Rose: "Everyone thinks that this is a real fat suit, like padded fat. But it's not — it's like a harnessed wire inner tube. We fit right in there and there's no padding down here. Everyone is really surprised that we're all jumping with that. It's nice that there is freedom in this, because we are doing such big movements. It's not necessarily pressed up against our bodies, so we can still move and jump around." Raley Zofko: "The thing that I want to point out here is the wig department — because we kind of get a little messy in our number, they curl our hair and fix this after every performance to make our Santa beards look real and authentic." Racked: Tell us about the space we're in right now — there are a lot of costumes in here. Raley Zofko: "This is the nap space, and lots of changes happen back here. The ensembles are back here, the Rockettes are back here — this is the largest space that we have to change." Sagan Rose: "There can be anywhere from ten to forty [costume] people back here." Raley Zofko: "We have about ten costume changes, and that's just as much choreographed backstage as it is on stage." Racked: Are you just throwing things off and leaving them in a pile for people to handle so you can get back out there? Sagan Rose: "We each have a spot that one or two girls will go to, and there's one dresser to about two girls. We have amazing, amazing dressers. As soon as we come off stage, we're running, and we know exactly where we're going, we know who to look for. It's even choreographed how, if we're changing together, I'll do my earrings first and my dress second and my shoes third, and she'll do her shoes first and her dress second and her earrings third." Raley Zofko: "It's as organized as a [quick] costume change can be." perruques cheveuxRaley Zofko: "This was a newly designed costume by Greg Barnes in 2014. There used to be a rag doll dress that was longer and less form-fitting, and this is cinched at the waist and shorter. And we have the cutest red-and-white striped tights. And underneath that, we have our custom-designed bloomers that I absolutely adore." Sagan Rose: "I wish I could purchase them at a store — they're that cute." Raley Zofko: "We have our glasses, and we have our wigs. This is a wire material that fits right on top of your head." Sagan Rose: "And they are actually pretty light on our heads. We keep the wig caps [from 'Dancing Santas'] on for that." Raley Zofko: "And then we have our Mary Jane tap shoes, which are also miked." Sagan Rose: "We charge the '12 Days of Christmas' tap shoes and these tap shoes after each show, just to make sure." Raley Zofko: "It's so much fun to be a rag doll and get to dance and make funny faces at your friend and look at the audience and blow them kisses." Sagan Rose: "A lot of us come up on the pit of the stage so we are literally this close to the audience, and there will be little kids in the front being like 'Oh my gosh!' They don't know what is happening, their minds are blown, so it's fun to play with them." Racked: You two are seasoned pros at eight and nine years. Has anyone in this cast been around for longer?

Raley Zofko: "There are girls that have been doing it for 16 years that are still in the line!" Racked: Do you have a memory of a favorite show that was a little bit out of the ordinary? Raley Zofko: "There's a gold cast and a blue cast, and I just transitioned from the gold cast." Sagan Rose: "The blue cast is all the morning shows. while the gold cast is all the evening shows." Raley Zofko: "But the gold cast hasn't been doing opening night — this year, when I transitioned to the blue cast, I got to do opening night. That was literally spectacular because there is just such an energy on opening night that I've never felt before. I don't really get nervous anymore. I've done it a lot, and the show is very similar in the ways it changes [from year to year]. I focus on the changes so that I know exactly what to not mess up on, or try to not mess up on. But I've never felt that much energy, love, and support. We had the other cast in the theater watching us, too." lace front wigsSagan Rose: "It was the best crowd I've had in eight years. I felt like a rock star." Racked: What has it been like to perform on this huge world stage, and how is it different to perform elsewhere? Sagan Rose: "Well, to me, I feel like Radio City is my second home. I feel so comfortable on stage and I feel like we all have a bond, especially during the holidays, because a lot of us are from different places and don't have families here. I just feel so at home and so at peace on this stage. [But] when we do travel and perform outside, it's always a nice, different energy that you get." Raley Zofko: "It might be a little bit nerve-wracking in a different way, but it's just as exciting. It's just different — you can't really compare Radio City to outside venues because there's that sense of comfortability on this stage." Sagan Rose: "This is one of my favorites to wear — like '12 Days of Christmas,' the legs are highlighted. With this design, they really wanted to emphasize that every snowflake, like every Rockette, is different, but we come together to make a beautiful snowstorm. So there are six designs of this costume in six colors. All of these straps [on the top] are the biggest change."

Raley Zofko: "On my purple costume, I don't have any of these straps in the front at all. And then we have multiple cuffs and ribbons with rhinestones, and everything is covered in Swarovski crystals. Like what Sagan said, every Rockette is different, and every costume is different, and that's what they try to do with this design. And I think it's so gorgeous. On stage, it's beautiful — with the choreography in the mix, we're beautiful snowflakes dancing in a snowstorm." Sagan Rose: "Linda Haberman was the choreographer for this, and she really emphasized that she really wanted to bring our individual personalities to the stage and celebrate that. Because when you think of the Rockettes you think of a big group of women, but we all are different and have different personalities and different ways that we dance. So it's a really nice number to perform." Raley Zofko: "And then on our LaDuca shoes, the color is painted to match our tights, and the heels have Swarovski crystals on them." Sagan Rose: "This heel is different than our other ones, because it's about a half inch higher to continue the line of the leg. It's a leggy costume." cosplay wigsRacked: What advice would you give to Rockette hopefuls? Sagan Rose: "Taking ballet is very important for dancers, because if you have that good technique background, it will show in anything you do." Raley Zofko: "Tap is very important, too. All versions and styles of dance are important for Rockettes because we are proficient in all of it. I would say take as many classes as often as you can and focus on your technique." Sagan Rose: "And any job, especially in the performing arts industry, is so specific in what they need. So one year, they might need a tall girl, or they'll need a shortish girl for my spot. I think it's perseverance — If you have a goal, don't ever take no for an answer." Raley Zofko: "I would finish that off with dream big, and don't ever lose sight of your dreams. I'm from a small town in the very tip of Alabama and there's not very much dance and entertainment and theater down there. So when I first started dancing, I didn't necessarily know what was out there. And it was just once upon a time — Sagan said she saw the Rockettes at the Macy's Thanksgiving Day Parade and so did I — and I thought, 'That is glamorous, that is beautiful. They are dancing, and I dance.' And it just became a tiny little dream that grew into a big dream, and now it's my life. It's just so unbelievable that it actually came true."